Назад к списку

В.Я. Чернышев. Муром пушкинской поры

(Впервые опубликовано в сокращении: "Муромский край", 13 марта 1999 г.) 

31 августа 1830 г., во вторник, А.С. Пушкин покинул Москву и выехал в Болдино – нижегородское имение своего отца. Известно, что в Болдино поэт прибыл 3 сентября, следовательно, Муром он мог проехать примерно 1-2 сентября. Это были будние дни – среда-четверг. Каким был Муром тех лет? Что мог увидеть А.С. Пушкин, проезжая через наш город? К великому сожалению, о пребывании А.С. Пушкина в Муроме достоверно ничего не известно, поэтому восстановить маршрут его продвижения по городу можно только гипотетически. 


Поэт въехал в Муром с западной стороны, следуя по старой Вязниковской дороге. При въезде в город находилась так называемая Московская застава. Она располагалась на месте пересечения современных улиц Московской и Куликова. В начале XIX столетия эта была окраина города. Здесь находился кирпичный мост и стояла полицейская будка, о которых мы уже рассказывали в заметке «Мост на Московской заставе». Именно здесь, вероятнее всего, экипаж А.С. Пушкина сделал небольшую остановку, хотя бы для того, чтобы предоставить полицейскому чину документы и дать разъяснения о пути своего следования. 

Далее к центру города вела Московская улица, вымощенная преимущественно деревянной мостовой. Это была новая улица, проложенная вскоре после опустошительных пожаров 1792 и 1805 гг. Она пролегла чуть севернее своей предшественницы. Впрочем, в начале XIX в. городские обыватели по-прежнему называли её по старинке – Осиповской или даже Прототопоповой, в память о жившем здесь в 1790-х гг. винном приставе, коллежском регистраторе Пензенского наместничества города Наровчатова Федоре Павловиче Протопопове

ул. Московская, 46. 28 апреля 2006 г. (фото: Владимир Чернышев)

В описываемое время Московская улица в основном была застроена небольшими деревянными домами. В них жили люди разного достатка, сословий и рода занятий. В 1830 г. на ней уже стоял каменный двухэтажный особняк дворян Макаровых (№ 46). Из иных дворянских фамилий, обитавших в первой половине XIX столетия на Московской улице, следует назвать Мазараки, Тихан, Языковых. Они проживали в центре города, неподалеку от Вознесенской церкви. 

В интересующее нас время Московская улица постепенно стала украшаться булыжной мостовой. Однако согласно журналам муромской Городской думы, к её устройству приступили не раньше 1835 г., так что поэту пришлось познакомиться со всеми «прелестями» неблагоустроенных дорог русской провинции, с их неизбежными ямами и колдобинами. В начале Московской улицы, между первым и вторым кварталами, в те годы находилась низина, превращавшаяся в межсезонье и после сильных затяжных дождей в непроходимое болото. Гласный Иван Гундобин в своем рапорте в местную Городскую думу в 1835 г. назвал это место «составляющее одно безобразие», и призывал «непременно перемостить нынешним летом мостовую». 

В вечернее время в центре города редкие улицы Мурома могли похвастаться наличием фонарей. Только в июле 1836 г., читаем в журналах Городской думы, был поставлен вопрос «О необходимости установки 20 железных фонарей и столбов для освещения города по Касимовской улице». 

Вознесенская церковь. 1929 г.

На перекрестке Московской и Касимовской улиц внимание поэта наверняка привлек стройный силуэт Вознесенской церкви с высокой шатровой колокольней. Она стояла в центре одноименной площади, предусмотренной планом-реконструкцией города XVIII столетия. Вознесенская церковь стала одной из центральных отправных точек при составлении нового регулярного плана (об этом более подробно см.: В.Я. Чернышев. Особенности планировочной структуры г. Мурома конца XVIII – начала XIX вв. // Рождественский сборник. Вып. V. Материалы конференции «Губернская реформа 1775 г. и российская провинция. Тезисы докладов. – Ковров, 1998. – С.68-73). 

История церкви довольно обычна. Первое упоминание о ней относится к 1573/74 гг. Первоначально она была, конечно, деревянной. Кирпичную Вознесенскую церковь возвели в 1729 г. «тщанием комиссара Осипа Иванова Названова, бургомистра Василия Смольянинова и бывшего подьячего Алексея Герасимова». Благословенная грамота на построение храма дана епископом Рязанским и Муромским Гавриилом 4 июня 1728 г. 

Позднее, с южной стороны церкви, соорудили каменный придел в честь праздника Входа Господня в Иерусалим. Благословенную грамоту на его возведение выдали 16 мая 1729 г. Как храм, так и придел были холодными, т.е. не отапливаемыми. Богослужение в них совершалось только в тёплое время года, поэтому в 1771 г. при Вознесенском храме устроили теплую деревянную церковь в честь иконы Владимирской Богоматери. 

В разные годы к приходу Вознесенской церкви были приписаны многие известные купеческие фамилии Мурома. Среди них: Мяздриковы, Смольяниновы, Коняхины, Неудачины, Королевы, Корольковы, Серебрениковы и многие другие (более подробнее см.: Чернышев В.Я. Топография расселения посадских семейств г. Мурома XVII - первой половины XIX вв. // Культурно-историческое наследие русского города. Материалы научной конференции. V Плесские чтения. – Плес, 2001. – С.114-121). 

В пушкинское время Муром постепенно обзавелся кирпичными домами. В 1840 г. из 1050 жилых строений кирпичных насчитывалось только 70. Современник событий, краевед А.А. Титов, отмечал: «Близ 50 лет назад здесь не было каменных ни одного дома, кроме келий архимандрита в Спасском (монастыре. – В.Ч.) и нескольких кладовых палаток у зажиточных людей». Таким образом, первые жилые строения из кирпича были возведены в Муроме не раньше 1790-х гг. 

ул. Московская, 16. 10 августа 2008 г. (фото: Владимир Чернышев)

Одним из них был дом Зворыкиных, сохранившихся в несколько перестроенном виде доныне (ул. Московская, 16). Согласно документам, в сентябре 1800 г. здание принадлежало муромскому купцу Ивану Никифоровичу Зворыкину (об этом более подробно см.: В.Я. Чернышев. Московская улица /Социоэкономическая история XVII – нач. ХХ вв./. Серия «Прогулки по Мурому. Книга первая». – Муром, 2005. 2-е изд., 248 с.: ил.). Вполне вероятно, что мимо этого дома проезжала повозка А.С. Пушкина, когда он следовал по центру города 1-2 сентября 1830 г. 

К сожалению, за редким исключением другие строения современной Московской улицы вряд ли существовали в пушкинское время. В основном они были возведены или значительно перестроены после сильных и опустошительных пожаров 1859 и 1879 гг. 

В Муроме пушкинской поры находились следующие значимые общественные казенные строения: 1) каменный корпус, занятый городской полицией, уездным судом, дворянской опекой, земским судом и казначейством (в более позднее время этот корпус стал известен как «здание присутственных мест»; современный адрес – пл. Революции, 1); 2) каменное здание, где размещалась городская дума, сиротский и словесный суд, магистрат; внизу постройки хранились пожарные инструменты (современный адрес – ул. Первомайская, 6); 3) деревянное здание духовного училища – «учителей 7, учеников 345 человек» (находилось на Сретенской улице, ныне ул. К. Маркса); 4) деревянное здание уездного училища (в особых частных домах также располагались три приходских училища; всего учителей 11, учеников 234); 5) деревянный дом, занятый городской больницей с десятью кроватями (находилась на Касимовской улице – ныне ул. Л.Толстого); 6) городская тюрьма (во времена А.С. Пушкина – деревянная; 1838 г. сооружена из кирпича на средства муромского купца М.Т. Киселева; ныне – южный двухэтажный корпус при кафе «Капитан Крюк» – пл. Революции). 

В 1830 г. А.С. Пушкин мог увидеть в Муроме четыре моста (один каменный и три деревянных), четыре торговых площади: 1) Гостинодворская, 2) Сенная и хлебная, 3) Конная и дровяная, 4) Соборная или ярмарочная

В городе насчитывалось 22 улицы (из них только 7 были частично вымощены камнем); 14 переулков; 20 съездов из города к реке; 150 обывательских садов; 550 огородов. 

По данным 8-й ревизии 1834 г. в Муроме проживало: купечества по первой гильдии (мужчин и женщин) – 16 человек, по второй гильдии – 137, по третьей гильдии – 1423 человека. В мещанстве значилось 245 душ мужского пола и 323 женского. Таким образом, в 1834 г. население Мурома по официально статистике составляло 2144 человека. Из чего несложно сделать вывод: во времена А.С. Пушкина число городских обывателей едва превышало 2 тыс. человек. 

В 1830 г., во время проезда А.С. Пушкина через Муром, городским головой состоял муромский купец Алексей Алексеевич Усов – лицо весьма авторитетное и уважаемое. 

Муром в 1830-е гг. Вид с реки. (Фрагмент картины Г. Рябикова, 1834 г.)

Въехав в город и проследовав по Московской улице, путь А.С. Пушкина лежал к набережной, к паромной переправе. В те времена она находилась напротив современного Окского парка, под горой, где стоял Богородицкий собор – главный храм города. Чтобы добраться до реки, нужно было сделать по городу большой крюк, т.к. до середины XIX в. современного спуска по улице Воровского к Оке ещё не существовало. Его соорудили только во времена городского головы А.В. Ермакова, в 1860-е гг. 

По всей видимости, с Московской улицы А.С. Пушкин проследовал мимо Гостинодворской площади (современная пл. 1100-летия г. Мурома), где стояли многочисленные торговые лавки. Здесь поэт мог полюбоваться высокой колокольней Христорождественской церкви, также сыгравшей ключевую роль в новой планировке города. 

Христорождественская церковь. Кон. XIX в.

Поскольку путь из Москвы был не близким, а крупных населенных пунктов на пути поэта находилось немного, можно предположить, что А.С. Пушкин сделал непродолжительную остановку в Муроме, хотя бы для смены лошадей и кратковременного отдыха. В городе имелось несколько трактиров. Скорее всего, поэт воспользовался одним из них, на Гостинодворской площади. Здесь, кроме Рождественской церкви, где в конце 1820-х гг. обязанности церковного старосты выполнял Алексей Алексеевич Титова – купец и первый муромский краевед, литератор мог лицезреть здание городской думы 1815 года постройки. В 1830 г. Зворыкины ещё не владели особняком, ныне известном как «Дом купцов Зворыкиных» (ул. Первомайская, 4). Да и сам дом был в то время двухэтажным и гораздо меньших размеров. 

Церковь Николая Чудотворная ("Зарядная"). Кон. XIX в.

Другой достопримечательностью торговой площади по праву считалась ныне утраченная церковь Николая Чудотворца, прозванная в народе «Николо-зарядная» по её расположению за торговыми рядами. Это был небольшой одноглавый храм, возведенный в 1677 г. на средства уроженца Мурома, купца гостиной сотни Ивана Леонтьева сына Смолина. В западной части храма возвышалась изящная невысокая кирпичная колокольня с шатровым верхом. С её наружной стороны находились изображения двуглавых орлов. 

В 1820-30-е гг. около Никольской церкви, «близ дома городского общества», как записано в архивных документах, находилась важня – городские весы. Они принадлежали городу и сдавались всем желающим с «публичных торгов», т.е. с аукциона на откуп. За правом пользования весами (взвешивание производилось при помощи специальных клейменых гирь), городская казна получала определенный доход. Из документов следует, что важня, где стояли весы, представляла собой деревянную постройку, крытую шатром. Около весов всегда было многолюдно, особенно в базарные дни, по субботам. Однако в будние дни (напомним, А.С. Пушкин посетил Муром в среду или в четверг) здесь, вероятно, было пусто. 

Сделав остановку, перекусив и отдохнув, А.С. Пушкин продолжил свой путь. У здания городской думы, экипаж свернул направо, выехал на большой деревянный мост (участок современной улицы Первомайской, между рынком и центральным входом в Окский парк) и пересек Сенную площадь (ныне пл. Революции). На Сенной поэт наверняка поморщил нос от зловония, распространявшегося от заброшенного пруда – бывшей Козьей речки, представлявшей собой болото со стоячей гнилой водой, куда нерадивые жители Мурома бросали не только всякий мусор, но и падаль, что, кстати, зафиксировано городскими документами первой половины XIX в. 

Бывшее здание богадельни. 26 марта 2007 г. (фото: Владимир Чернышев)

Здесь же, в 1830 г., уже стояло здание городской богадельни, сооруженное на городской общественной земле в 1800 г. (ул. Советская, № 1). Правда, тогда строение было ещё одноэтажным. В 1824 г. к нему соорудили пристрой. И лишь в 1863 г. здание приобрело свои современные очертания, став двухэтажным. Именно здесь муромский городской голова А.В. Ермаковым устроили детский приют, просуществовавший в этом здании до 1916 г. (впоследствии переведен на окраину города, к Напольному кладбищу). 

Богородицкий собор в Муроме. С гравюры 1872 г.

От Сенной отрывался великолепный вид на древний Богородицкий собор (стоял в центре современного Окского парка) и А.С. Пушкин не мог им не полюбоваться. В пушкинские времена собор существенно отличался от видов, известных нам по более поздним изображениям конца XIX – начала ХХ вв. В частности, храм окружали крытые галереи, перестроенные и открытые реставрацией 1870-х гг. Сам собор в плане имел более квадратные формы, поскольку вытянутые к востоку апсиды также были сооружены позднее, в третьей четверти XIX в. Также храм имел четырехскатную кровлю, замененную впоследствии сводчатым перекрытием. В закомарах храма во времена А.С. Пушкина находилась художественная живопись на религиозные темы. 

В пушкинское время под стенами Богородицкого собора проходила шумная городская ярмарка, выведенная на окраину Мурома, на городской выгон (ныне – современная ул. Куликова), только в 1864 г. 

Проехал по Никольской в южном направлении, до пересечения её с Козьмодемьянской улицей (ныне ул. Мечникова), экипаж поэта достиг верховий древнего оврага, с испокон веков служившим спуском к набережной. 

Впрочем, оговоримся: нам не известен достоверно маршрут следования А.С. Пушкина по Мурому. Не исключено, что поэт мог выбрать и другой маршрут, подсказанный возницей. С Московской (на Зубчаниновской площади) экипаж мог свернуть направо, выехать на Рождественскую улицу (ныне ул. Ленина) и направиться прямо до Нижегородской (современная ул. Воровского). 

Дом Тагуновых (ул. Ленина, 24). 28 апреля 2006 г. (фото: Владимир Чернышев) 

В этом случае, проезжая по Рождественской, где в 1830-е гг. всё ещё находились верховья оврага, тянувшегося от возведенной позднее водонапорной башни до Николо-Набережной церкви, А.С. Пушкин не мог не обратиться внимание на недавно возведенный кирпичный двухэтажный дом купцов Тагуновых (ул. Ленина, 24). 

Дом Зубчаниновых (ул. Ленина, 21). 23 апреля 2006 г. (фото: Владимир Чернышев)

Напротив строения Тагуновых возвышался не менее любопытный небольшой кубической формы кирпичный двухэтажный дом купцов Зубчаниновых (ул. Ленина, 21). На первом этаже здания располагалась традиционная для XIX в. торговая лавка, а возможно и постоялый двор (точных данных на этот счет нет). Второй этаж был жилым, где и обитала многочисленная семья Зубчаниновых – представителей древней муромской династии. На втором этаже здания, согласно «образцовому проекту», по которому и был выстроен этот дом, архитектор поместил четыре стройные плоские лопатки, завершающиеся спиральными капителями ионического ордера. Оконные проемы имели характерные для классицизма замковые камни, также служившие декоративным элементом постройки. Очень изящно выглядит входная арка, ведущая внутрь двора, расположенная в правом нижнем углу здания (если смотреть с улицы). Этот дом тоже мог видеть А.С. Пушкин, проезжая по центральным кварталам Мурома. 

Рядом находилась так называемая «Труба» (узкий отрезок, пролегавший между современными улицами Ленина и Первомайской, где ныне берёт начало улица Советская). По ней тоже можно было спуститься на Никольскую улицу. Но вряд ли поэт выбрал этот путь, поскольку в 1830 г. это был малопривлекательный, глухой угол старой застройки Мурома, с неудобным для проезда оврагом. К тому же, как уже сообщалось выше, «Труба» граничила с печально известным Козьим болотом, распространявшим зловоние и смрад. 

Дом Гладковых (ул. Ленина, 31). 2 октября 2006 г. (фото: Владимир Чернышев) 

Следуя по Рождественской, взору А.С. Пушкина открывались небольшие деревянные домики, возведенные сравнительно недавно после сильного пожара 1805 г., испепелившего Муром. Именно после этого трагического происшествия город стал отстраиваться по новому квартальному плану. В ту эпоху монументальные кирпичные строения были в диковинку в провинциальном Муроме, поэтому их было ещё очень мало на главной улице города. Один из них неплохо сохранился до наших дней. Это двухэтажный дом купцов Гладковых, возведенный где-то в это время, во второй четверти XIX столетия (ул. Ленина, 31). Здание сооружен в стиле «классицизм», с семью небольшими окнами, выходившими на улицу. Нижний этаж и поныне украшает массивная рустовка, имитирующая грубую циклопическую кладку классических сооружений древности. 

Согласно требованию стиля, в центре постройки помещался ризалит – небольшой прямоугольный выступ, выходивший за красную линию здания. Второй этаж дома украшали четыре высокие стройные плоские лопатки, разбивавшие фасад здания на равные части. Мезонина (мансарды, верхней части сооружения, размещавшейся на крыше), вероятнее всего, первоначально не было. 

Дом Деевых (ул. Воровского, 24). Декабрь 1992 г. (фото: Владимир Чернышев) 

На углу Рождественской и Нижегородской в 1830 г. уже стоял дом купцов Деевых (ул. Воровского, 24). Здание было возведено в начале 1820-х гг., когда муромский купец А.Л. Деев приобрел у мещанина И.И. Гундобина участок дворовой и огородной земли, размером 30 на 20 сажен (примерно 64 на 42,5 м). Вскоре А.Л. Деев выстроил на купленной земле ныне существующее кирпичное здание, а также каретный сарай, хлебный амбар и баню. В конце 1830-х гг. А.Л. Деев был вынужден заложить принадлежавший ему вновь выстроенный на Нижегородской улице дом своей племяннице – Ф.П. Первовой. Впоследствии, к середине XIX в., здание перешло к штабс-капитану Ивану Сергеевичу Муромцеву – представителю древнего муромского дворянского рода. Впрочем, и Муромцевы тоже недолго владели зданием. Во второй половине XIX в. у дома появился новый хозяин – муромский купец Зворыкин-Аверьянов. 

Дом Усовых (ул. Воровского, 16). Апрель 1988 г. (фото: Владимир Чернышев) 

С Рождественской А.С. Пушкин скорее всего свернул на Нижегородскую улицу. Здесь сохранился лишь один дом, современник поэта. Это усадьба купцов Усовых (ул. Воровского, 16). Двухэтажный дом с мезонином был сооружен в первой четверти XIX в. С фасада он имел пять окон. С лицевой стороны здания находились шесть плоских пилястр, служившие главным украшением дома. Здание было очень небольшим, поэтому чуть позже к нему пристроили с южной стороны дополнительный объем, увеличивший полезную жилую площадь дома. В 1830-е гг. И.И. Усов числился в купцах 2-й гильдии, успешно занимался мануфактурной торговлей, продавал полотна собственной фабрики. 

Дом Лихониных (ул. Первомайская, 14). 26 марта 2007 г. (фото: Владимир Чернышев) 

Проехав квартал и свернув с Нижегородской улицы, поэт повернул направо и проследовал до Козьмодемьянского оврага, служившим, как уже упоминалось выше, спуском к набережной. По дороге А.С. Пушкин мог лицезреть скромный кирпичный двухэтажный дом купцов Лихониных (ул. Первомайская, 14) – одно из первых монументальных жилых строений бывшей Никольской улицы. 

Во время дорожной передышки литератор, вероятно, имел возможность мельком осмотреть центральные кварталы Мурома. Впрочем, не исключен и другой вариант, более правдоподобный в нашем случае. Дело в том, что в конце августа 1830 г. из Нижнего Новгорода, где заканчивалась ярмарка, в Муром занесли холеру. Поэтому А.С. Пушкин мог и не задержаться в городе, стремясь поскорее покинуть опасное место из-за угрозы надолго оказаться в карантине. 

Вид Мурома с реки. (Фрагмент гравюры Дюрана, 1839 г.)

О холере в Муроме 1830 г. известно, что городские власти со всей строгостью отнеслись к этой опасной болезни. В Муроме спешно устроили карантин. За его неукоснительным соблюдением следил специально присланный в город отряд гусар. Вышло постановление, согласно которому в ночное время по городу запрещалось ходить по улицам, а также зажигать в домах огонь. Умерших хоронили на особом участке кладбища, в поле (об этом более подробно см.: Некрополи г. Мурома (Материалы для изучения истории и генеалогии муромских семей конца XVIII – начала ХХ вв.) / автор-составитель В.Я. Чернышев; Владим. гос. ун-т. – Владимир. Изд-во Владим. гос. ун-та, 2011. – 112 с., ил. (Серия «Памятники истории Мурома». Вып. 7). ISBN 978-5-9984-0218-0). В целях безопасности, почтовую контору из Мурома временно перенесли в Карачарово, где при приёме всю корреспонденцию тщательно окуривали дымом. 

Принимая это внимание, вероятнее всего, А.С. Пушкин поспешил побыстрее покинуть Муром. Также не исключаем возможность, что его знакомство с городом могло ограничиться лишь беглым взглядом из окна дорожной кареты. 

Впереди поэта ждала знаменитая «Болдинская осень», когда были написаны около 32-х лирических стихотворений, завершена работа над «Евгением Онегиным», сочинена поэма «Домик в Коломне», «Маленькие трагедии» и другие выдающиеся произведения.  

В.Я. Чернышев, канд. истор. наук 

Copyright © Vladimir Y. Chernyshev, 2019

Понравилось и хотите узнать больше об истории Мурома? 

Закажите экскурсию по городу с автором этой статьи!