Назад к списку

В.Я. Чернышев. Дом купца Н.И. Нехорошева

Сравнительно недавно, в апреле 2015 г., на бывшей Сретенской улице было снесено одно из интереснейших строений Мурома купеческого – большой деревянный одноэтажный дом в семь окон, принадлежавший муромскому купцу Николаю Ильичу Нехорошеву (ул. К. Маркса, № 18).


Здание было интересно неповторимыми наличниками с древними декоративными элементами, восходящими своими корнями в глубь веков. О наличниках поговорим чуть позже, сначала расскажем, кто были купцы Нехорошевы и какими деяниями они вошли в историю Мурома.

Нехорошевых нельзя причислить к древнейшим муромским фамилиям. В городских документах XVII в. сведения о них отсутствуют. Тем не менее, этимология фамилии «Нехорошев» переносит нас в средневековье. В XVI-XVII вв. у подавляющего большинства жителей России, и Муром не исключение, не было фамилий в современном смысле этого слова. Люди имели прозвища, которые могли меняться в течение жизни. Раньше верили, что имя определяет дальнейшую судьбу человека. Зачастую, имя давали с оберегательной, сакральной целью, страшась сглаза или дурных сил. Желая обмануть слепую судьбу, наши далекие предки нередко называли своих детей отрицательными прозвищами, полагая, что в жизни им наоборот повезет. В документах XVI в., например, в муромской выписи из писцовых книг 1566 г., встречаем такие местные прозвища, как Гришка Негодяев, Грязнушка Самойлов, Лукин сын Лупинос, Васюта Григорьев сын Нищагин и т.д. Такие имена-прозвища, как «Некрас», «Лихой», «Нехорош» и многие другие впоследствии трансформировались в известные фамилии «Некрасов», «Лихонин», «Нехорошев»

Первое упоминание о муромских жителях Нехорошевых восходит к переписным книгам 1710 г. В них находится сведение о дворе 70-летней «Ирины Федоровской жены Зиновьева сына Нехорошева». Известно, что в начале XVIII в. Нехорошевы жили в самом центре города и были приписаны к приходу небольшой деревянной церкви Михаила Архангела (стояла на территории муромского кремля. Об этом более подробно см.: Чернышев В.Я. Топография расселения посадских семейств г. Мурома XVII – первой половины XIX вв. // Культурно-историческое наследие русского города. Материалы научной конференции. V Плесские чтения. – Плес, 2001. – С.114-121). 

В документах второй ревизии (1744 г.) муромцы Нехорошевы записаны как рядовые жители города. В 1781 г. представители шести семейств Нехорошевых записываются из мещанства в купечество. Однако капитал они имели довольно скромный – от 505 до 510 руб. 

К концу XVIII в. (1793 г.) в муромском купечестве по самой низшей, третьей гильдии, числились четыре династии Нехорошевых, с капиталом от 1005 до 1025 руб. каждая. 

Чем именно занимались купцы Нехорошевы в XVIII в. – точно не известно. Вероятнее всего, одним из широко распространенных в Муроме промыслов – торговлей скотом. Во всяком случае, в 1830-е гг. среди городских скотопромышленников, наряду с купцами Засухиными, Коняхиными, Кушельниковы и проч., встречаем Нехорошевых. 

Во второй половине – конце XIX вв. Нехорошевы были известны в Муроме как содержатели сенопрессовального завода. Он был основан в 1883 г. купцом 2-й гильдии Ильей Егоровичем Нехорошевым – владельцем интересующего нас дома на Сретенской улице. Завод работал на конном приводе. На предприятии трудилось 25 рабочих. В 1897 г. было выработано 150 тыс. пудов прессованного сена, причем, всё это продано без остатка в Москве, Иваново-Вознесенске и др. рынках на весьма солидную по тем временам для провинциального города сумму – 250 тыс. руб. 

И.Е. Нехорошев скончался в 1913 г. в возрасте 73-х лет и погребен на Напольном кладбище (см.: Чернышев В.Я. Некрополи г. Мурома (Материалы для изучения истории и генеалогии муромских семей конца XVIII – начала ХХ вв.) / автор-составитель В.Я. Чернышев; Владим. гос. ун-т. – Владимир. Изд-во Владим. гос. ун-та, 2011. – 112 с., ил. /Серия «Памятники истории Мурома». Вып. 7/. ISBN 978-5-9984-0218-0). 

Во главе семьи встал Николай Ильич Нехорошев. Он прославился на ниве благотворительности. В 1903 и 1906 гг. его дважды избирали на почетную и ответственную должность церковного старосты муромского Богородицкого собора – главного храма города. Именно на его средства в 1906 г. была сделана пристройка к богадельне (ул. Советская, №1), приписанная к собору. В 1910 г. Н.И. Нехорошев по-прежнему владел сенопрессовальным заведением, находившемся на окраине, на городском выгоне. В 1913/14 гг. Н.И. Нехорошев наряду с другими известными в городе людьми состоял членом муромской городской общественной библиотеки. 

Во второй половине 1917 – начале 1918 гг. Н.И. Нехорошев упоминается как содержатель ломовых извозчиков. Ему принадлежало восемь экипажей. Горожане запомнили Нехорошевых как богатых, состоятельных купцов. Старожил М.Ф. Субботина в 1980-е гг. рассказала нам, что Нехорошевым принадлежало в Муроме несколько домов, а также особняк в Москве, которые сдавались внаем, принося немалый доход. 

После революции 1917 г. Н.И. Нехорошев лояльно отнесся к советской власти. В марте 1918 г. он, наряду с другими жителями города, имеющих лошадей, оказал помощь Продовольственному отделу по перевозке дров для снабжения беднейшего населения «по удешевленным ценам», за что получил «глубокую благодарность». Благодарственное письмо было опубликовано на страницах местной газеты «Известия» от 9 марта 1918 г. 

Мы не знаем, как сложилась судьба Н.И. Нехорошева в последующие годы. Во всяком случае, его имя отсутствует в «черных списках», составленных в 1924 г., согласно которым, люди, из состоятельных семейств, лишались избирательных прав, согласно 65 ст. Конституции РСФСР. 

Что касается дома на ул. К. Маркса – это была добротная купеческая усадьба, состоявшая из двух больших сооружений, пристроенных одна к другой в виде буквы «Г». В 1915 г. жилой дом и хозяйственные постройки занимали большой земельный участок. Вдоль улицы он простирался на 40 сажен (более 85 м), в глубину – на 43 сажени (91,5 м). Стоимость имения оценивалась 1974 руб. в 1914 г. и 15 тыс. руб. на 1917 г. 

Несомненно, дом купца Н.И. Нехорошева представлял интерес с точки зрения архитектуры. Большое здание с семью окнами имело богато декорированные наличники. На них внимательный прохожий мог разглядеть элементы древней земледельческой славянской культуры. Это и солярные знаки в виде восьмилепестковых круглых розеток – древний символ солнца; и ломаные прорезные зигзаги, олицетворяющие благодатные, полные живительной силы струи дождя, обильно ниспадающие на вспаханное поле, расположенное тут же, в нижней части наличника. И всё это находится под защитным покровом языческой Берегини – символа материального благополучия и достатка.

Конечно, весь этот богатый декор, мало что говорящий современникам, давно уже утратил свои магические и оборонительно-сакральные функции. Это была дань традиции, уходящей своими корнями в глубь веков. И именно этими древними элементами земледельческой культуры наших предков и были уникальны наличника дома Н.И. Нехорошева. 

Для своего времени (середины – второй половины XIX вв.) дом купцов Нехорошевых представлял собой удобное, комфортабельное жилище. Главный парадный вход, находившийся в западной части здания в глубине двора в специально устроенном для этого крыльце, имел оригинальную полукруглую кровлю с объемным кокошником. Над входной дверью ещё в начале 1990-х годов можно было наблюдать изящную чеканную металлическую сень, вскоре утраченную. Лестница крылечка была украшена красивыми, стройными точеными балясинами, подчеркивавшие материальный достаток владельца дома. 

Нижняя часть карниза усадьбы когда-то была оформлена в виде мелкой ажурной резьбы, придававшей дому особую грацию. Традиционный для Мурома карнизный фриз скомпоновал в виде стройных деревянных консолей, между которыми находились изящные квадратные конусные вставки. Все эти мелочи и придавали обычному деревянному дому удивительную красоту, строгость и величественность. Во всём этом чувствовалось добротность, практичность и целесообразность, столь характерные для купеческого жилища. 

Внутри дома находились белые кафельные печи. Дверные проемы в комнаты были оформлены в виде стройных полукруглых арок. 

Во дворе усадьбы Нехорошевых, южнее здания, находилась большая палатка-лабаз, сложенная из красного кирпича. Она имела глубокий подвал и широкий входной проём. 

Осенью 2006 г. в восточной части дома произошел сильный пожар, после которого здание постепенно запустело. Жильцы выехали, дом стал нежилым. Несколько лет усадьба стояла заброшенной, с заколоченными окнами, выбитыми стеклами. К 2014 г. она производила удручающее впечатление. Некогда величественное купеческое жилище прямо на глазах превращалось в груду развалин. Такая же печальная участь ждала и кирпичную палатку – её пытались разобрать на кирпич. 

В мае-июне 2014 г. дом огородили железным забором. С фасада здания исчезли красивые наличники. Вскоре наступил печальный финал: дом снесли. Так Муром лишился ещё одной странички своей истории. 

В.Я. Чернышев, канд. истор. наук 

Западное крыльцо дома Н.И. Нехорошева. Апрель 1991 г. (фото: Владимир Чернышев)

24 апреля 2006 г. (фото: Владимир Чернышев)

12 октября 2006 г. (фото: Владимир Чернышев)

Вид с юга. 12 октября 2006 г. (фото: Владимир Чернышев)

9 января 2009 г. (фото: Владимир Чернышев)

6 февраля 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

17 марта 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

Западное крыльцо. 27 мая 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

Западное крыльцо. 27 мая 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

Западный фасад и палатка. 27 мая 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

Северный фасад. 27 мая 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

Вид с запада. 2 июня 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

Нижняя часть наличника.  2 июня 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

Верхняя часть наличника. 2 июня 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

Западный фасад. 2 июня 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

Северный фасад. 10 июня 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

5 ноября 2014 г. (фото: Владимир Чернышев)

18 марта 2015 г. (фото: Владимир Чернышев)

Copyright © Vladimir Y. Chernyshev, 2019

Понравилось и хотите узнать больше об истории Мурома? 

Закажите экскурсию по городу с автором этой статьи!