Назад к списку

В.Я. Чернышев. Дом купца А.А. Суздальцева

Летом 2017 г. был снесен дом муромского купца, потомственного почетного гражданина Алексея Алексеевича Суздальцева (ул. Красногвардейская, № 6). Старинное двухэтажное здание пустовало с конца 1990-х гг. За десятилетия забвения постройка пришла в окончательную негодность, пугая своим аварийным состоянием и крайне неприглядным видом. В этой статье мы расскажем об истории дома и его владельцах. 

Суздальцевы – коренная муромская династия. Первое упоминание о них встречаем в Писцовой книге города Мурома 1636/37 г. Судя по этимологии (науке, изучающей происхождения слов), Суздальцевы получили свою фамилию от места первоначального проживания – суздальской земли. В начале XVII в. Россия переживала Смутное время, во время которой многие жители городов и сел снимались со своих традиционных мест проживаний и в поисках лучшей доли уходили в другие места, спасаясь от опасности. Так в Муроме в 1610-20- е гг. появились переселенцы из Суздаля. 


Шли годы. Постепенно Суздальцевы пустили крепкие корни на древней муромской земле. Самое раннее свидетельство о купцах Суздальцевых зафиксировано в переписных книга 1710 г. В конце XVIII в. Суздальцевы активно занимались производством полотен. В 1830-е гг. им принадлежало пять полотняных предприятий. Во Владимирском архиве нами выявлен важный исторический документ, повествующий о братьях Суздальцевых – Михаиле и Алексее Алексеевичах (последний и был владельцем интересующего нас здания). В записи за февраль 1849 г. читаем: «Потомственный почетный гражданин, муромский 2-й гильдии купец Михаил Алексеевич Суздальцев – двадцати двух лет, холост. Имеет родного брата своего Алексея двадцати одного года. В 65 квартале – земля со вновь выстроенным на оной каменным домом; под горой на берегу Оки против Крестовоздвиженской церкви – фабричное заведение с каменным и деревянным строением. Занимается торговлей полотнами своей фабрики. В городских службах не был». Так было положено начало знаменитой династии братьев Суздальцевых. 

На протяжении всего XIX в. братья Суздальцевы весьма успешно занимались промышленным производством. Они считались в городе весьма почетными и уважаемыми людьми. В 1880 г. на принадлежавшей Суздальцевым фабрике насчитывалось 18 фабричных зданий (в основном это были скромные хозяйственные постройки) и 139 машин. В 1890 г. на производстве трудилось 70 человек. В 1897/8 гг. было изготовлено 7614 кусков полотна и холстов разной ширины на сумму 81205 руб. 

Братья жили мирно и дружно, недалеко друг от друга. Старший (Михаил) – в большом кирпичном трехэтажном доме (ул. Красногвардейская, № 4), а младший – Алексей, в близлежащем кирпичном двухэтажном строении (ул. Красногвардейская, № 6). А.А. Суздальцев дожил до преклонных лет, скончался 2 ноября 1900 г. в возрасте 72-х лет и был погребен на родовом Пятницком кладбище. 

У А.А. Суздальцева рос единственный наследник – сын Митрофан. Ему и его супруге и стал принадлежать дом на Фабричной улице (именно так тогда называлась современная улица Красногвардейская). По неизвестным нам причинам в декабре 1916 г. Суздальцевы продали своё родовое имение муромскому мещанину И.Н. Сыромятникову, быстро входившему тогда в силу. Именно Сыромятников построил на обширной территории бывшей усадьбы Суздальцевых, в глубине двора, новое кирпичное здание, где открыл паровой маслобойный завод. 

Вскоре наступили бурные революционные годы с её нетерпимым отношением к частной собственности и состоятельным гражданам. По городу прокатилась волна репрессий. Далее последовала конфискация недвижимости. Всё это сопровождалось выселением бывших владельцев из их родовых имений, подселением и уплотнением. Такая же судьба ждала и «кулака» И.Н. Сыромятникова. 

К сожалению, нам не известны подробности этого драматического периода городской истории. Достоверно одно: И.Н. Сыромятников разделил печальную участь многих «бывших», на которых молодая советская власть смотрела с нескрываемой злобой и раздражением. Дом и промышленное предприятие конфисковали. 

В 1930-е гг., в связи с открывшейся в близлежащем Спасском монастыре воинской части, некоторые военнослужащие офицерского состава разместились на территории бывшей усадьбы Суздальцевых-Сыромятниковых. Так территория стала режимным военным объектом, вход на которую разрешался только по пропускам. В главном трехэтажном корпусе разместились штабские помещения. В двухэтажном доме Суздальцевых открылся продуктовый магазин – военторг.

Старожилы нам поведали, что в 1960-80-е гг. магазин находился на первом этаже здания. Там был продуктовый отдел, где нередко «выбрасывали» дефицит. Зачастую его давали «в нагрузку» к обычным товарам, не пользовавшимся повышенным спросом. Первые десятилетия своего существования военторг обслуживал только офицеров и членов их семей. Городским жителям «с улицы» было попасть в торговую точку достаточно проблематично, поскольку для этого требовался пропуск. У входа на территорию, за железными воротами с красной звездой, стоял постовой, который и контролировал доступ на режимный объект. 

На втором этаже бывшего дома А.А. Суздальцева находились жилые комнаты – общежитие коридорной системы при воинской части. Комнат было немного четыре-пять. Как правило, там селились военнослужащие офицерского состава с семьями. Удобств имелось минимум. Комнаты были маленькие, тесные, освещались небольшими окнами. На втором этаже здания, с западной стены, находилась небольшая деревянная веранда, где жены офицеров обычно вывешивали на просушку бельё после стирки. 

Бывший купеческий особнячок казался квартирантам тесным и неудобным. Застроенный со временем с разных сторон клетушками и подсобными помещениями, к концу своей жизни он больше напоминал большой ковчег, застрявший на мели «житейского моря». Если внимательно к нему приглядеться, можно было заметить следы влияния купеческой архитектуры. Это и полукруглый киот для иконы, находившийся при входе в усадьбу слева – неизменная черта Мурома купеческого, и незамысловатый маленький едва заметный проход в кирпичную палатку, слева, на первом этаже здания. 

Много, очень много повидал на своём веку этот дом! По архитектуре его нельзя назвать шедевром. С лицевой стороны здания на улицу выходило семь оконных проёмов. Нечетное число – дань Строительному уставу 1836 г., в котором специально оговаривалось: «…чтобы во всяком фасаде по средине было окно, а не простенок». Оконные проемы имели традиционные для здания, возведенного в стиле «провинциальный классицизм», замковые камни. Стена второго этажа плавно переходила в многоступенчатый карниз, упиравшийся в четырехскатную крышу. На восточной стороне здания насчитывалось всего два окна, находившихся на втором этаже. 

В целом, это был незамысловатый, рядовой, добротный, удобный для своего времени дом-крепость зажиточного, но прижимистого купца, не пожелавшего тратить большие деньги на возведение более красивых и светлых хором. Маленькие оконные проемы, невысокие потолки, толстые стены – всё это и многое другое вместе взятое производили неизгладимое впечатление на всех, кто когда-либо бывал в этом доме. 

Во второй половине 1990-е гг. магазин прекратил своё существование. На некогда крепких, а ныне полинявших и давно не крашенных железных воротах с красной звездой появилась корявая надпись: «Прием посуды. 8.00-12.00» с заботливо нарисованной стрелочкой, направлявшей куда-то вглубь двора. 

Дом надолго пережил и своих первых хозяев, и квартирантов. Несмотря на то, что в начале 1990-х гг. он был поставлен на учет как памятник истории и культуры, здание быстро ветшало и разрушалось. Последние годы дом стоял с провалившейся крышей, где выросла большая береза. Стены здания с выбитыми окнами, покрытые большими трещинами, снаружи, словно костылями, укрепили деревянными подпорками. Некогда нарядная деревянная веранда покосилась, частично оторвалась от здания, да и сам дом выглядел старым, тяжело больным инвалидом, доживающим свои последние деньки. 

Ветхое здание снесли. Вскоре на его месте вырос бездушный железный забор. Дом А.А. Суздальцева не был шедевром городской архитектуры. Но с его утратой вновь с душевной болью нельзя не почувствовать, что вот и ещё одна страничка Мурома купеческого навсегда перевернулась и растворилась в небытие. Так оборвалась ещё одна тоненькая ниточка, связывавшая всех нас с малой родиной, с той, прошлой жизнью, которая уже никогда не повторится, и куда нам больше никогда не вернутся …

7 октября 2001 г. (фото: Владимир Чернышев)

14 июня 2002 г. (фото: Владимир Чернышев)

Киот для иконы. 14 июня 2002 г. (фото: Владимир Чернышев)

10 мая 2006 г. (фото: Владимир Чернышев)

Веранда. 10 мая 2006 г. (фото: Владимир Чернышев)

 25 апреля 2008 г. (фото: Владимир Чернышев)

17 июля 2008 г. (фото: Владимир Чернышев)

Веранда. Вид с юга. 17 июля 2008 г. (фото: Владимир Чернышев)

20 марта 2009 г. (фото: Владимир Чернышев)

Вид с востока. 20 марта 2009 г. (фото: Владимир Чернышев)

24 марта 2009 г. (фото: Владимир Чернышев)

9 августа 2009 г. (фото: Владимир Чернышев)

9 августа 2009 г. (фото: Владимир Чернышев)

9 марта 2017 г. (фото: Владимир Чернышев)

 10 августа 2017 г. (фото: Владимир Чернышев)

Copyright © Vladimir Y. Chernyshev, 2019

Понравилось и хотите узнать больше об истории Мурома? 

Закажите экскурсию по городу с автором этой статьи!